Category: образование

(no subject)

.
Каждому по инвалидности


Доброе утро, дорогие друзья. У нас для вас две новости: одна хорошая, а другая жестокая.

Хорошая новость: если считать с завтрашнего дня, то до оливье и Путина осталось 28 дней.

Теперь жестокая: старинный символ верности - лебеди - те ещё озорники. Они, конечно, образуют пожизненные пары, тут учебник природоведения не врёт. Но при этом активно летают и плавают налево. В результате около четверти лебедят - не от своих официальных пап.

Поэтому настоящим символом верности должны быть рыбы-удильщики (не гуглите это), у которых самец вообще прирастает к самке и исчезает как самостоятельное существо.

Ну мы же предупреждали. Зачем вы это загуглили.

Теперь к делу.

Как сообщает прогрессивное СМИ из Америки «Ежедневный Прогресс», главврач Калифорнии Надин Бёрк Харрис выкатилась с революционной инициативой.

А именно: подвергнуть ВСЕХ учащихся ВСЕХ школ штата проверке на предмет детских психологических травм. Инициатива обойдётся примерно в 100 000 000 долларов, но масштаб трагедии не в этом.

После того, как у подростков будут выявлены соответствующие травмы, их начнут учить с этими травмами жить. Ну там - принимать себя такими какие они есть, осознавать, что это не их вина, учиться понимать эмоции себя и других и так далее.

...Что бы тут хотелось.

Мы позвонили одному успешному педагогу и спросили его, что он об этой инициативе думает.

- Основным методом перевоспитания я считал такой, который основан на полнейшем игнорировании прошлого. Обычная педагогическая логика в то время старалась подражать медицинской и толковала с умным выражением на лице: для того чтобы лечить болезнь, нужно ее знать. Комиссия присылала к нам «дела» воспитанников, в которых подробно описывались разные допросы, очные ставки и прочая дребедень, помогавшая якобы изучать болезнь. Я просил комиссию никаких «дел» ко мне не присылать. Я сильно радовался, видя, как постепенно исчез в колонии всякий интерес к прошлому, как исчезали из наших дней отражения дней мерзких, больных и враждебных нам. В этом отношении мы достигли полного идеала.

Спасибо, Антон Семёнович. В студии был Антон Макаренко, из сотен беспризорников и малолетних преступников, которых било и кромсало в горниле мировой войны, революции и Гражданской со всеми их ужасами, сооружавший в массовом порядке нормальных человеческих людей - работящих, здоровых и весёлых. Он производил партработников и полярных лётчиков, командиров Красной Армии, победивших фашистов, и учительниц. Он производил мастеров и педагогов.

А всё потому, что рассуждал логично. В том, чтобы пережевывать случившуюся с тобой херню, нет никакой пользы. Впереди большая жизнь, куча новых интересных людей, событий и знаний, деяний и открытий. А если вместо того, чтобы жадно впитывать этот новый мир, ты копаешься в давно сдохшем мамонте прошлого, ты крадёшь у себя жизнь, становясь инвалидом с юности.

Мы ведь все знаем людей, воспитывающих свои травмы как домашних любимцев. Они похищены у настоящего, им не до жизни, они высиживают своё былое и любуются этой своей прелесссстью.

Что напрягает: современная конфигурация общества даёт возможность реализоваться травмократии по полной. То есть незаметно, втихаря, через ресурсы, блоги и паблики, окучивающие современников, каждый народ рискует превратиться в скопление зон комфорта, в центре каждой сидит по сосредоточенному на себе сычу. Наш народ не исключение.

Фигня в том, что сыч в свободное от пережёвывания своих травм время не способен ни создать ячейку общества, ни выполнить хотя бы минимум полезных социальных функций.

Собственно, травмократический дискурс на это и направлен. Пусть глупый сыч высиживает яйца своих травм и героически с ними живёт.

А Земля достанется тем, кто живёт настоящим и будущим.


V

(no subject)

V

(no subject)

.
Фейковая цитата Васильевой о пожилых учителях
На учительских сайтах и среди педагогов распространяется фейковая цитата Ольги Васильевой такого содержания:
"Министр просвещения Ольга Васильева прокомментировала ситуацию, сложившуюся в российских школах. Она утверждает, что... (читать дальше)





V

(no subject)

.
Сталин и Хованщина
7:30, 03 сентября 2019
Дети пошли в школу. Дети будут учиться и даже что-то запоминать. Однако помимо школьных учебников и ненавистных учителей детям иногда рассказывают какие-то основополагающие вещи интернет-герои. И, как ни странно, дети охотно ведутся на "правду в Сети".
Допустим, один из самых популярных блогеров в России (≈ 4 млн подписчиков) Юрий Хованский решил в своих социальных сетях провести урок истории для своих подписчиков.
К сожалению, мне придётся это процитировать: (читать дальше)



Zima

День рожденья




Чудесный стиш, к тому же
именно в тех местах я нынче обитаю.




© Борис Жутовский


*   *   *
Я школу Гнесиных люблю,
пока влечет меня прогулка
по снегу, от угла к углу,
вдоль Скатертного переулка.

Дорожка - скатертью, богат
крахмал порфироносной прачки.
Моих две тени по бокам-
две хилых пристяжных в упряжке.

Я школу Гнесиных люблю
за песнь, за превышенье прозы,
за желтый цвет, что ноябрю
предъявлен, словно гроздь мимозы.

Collapse )
L

Robert Doisneau


Фотограф Робер Дуано (Robert Doisneau , French, 1912-1994)

"Я никогда толком не задавался вопросом, почему я фотографирую. 
В действительности, это отчаянная борьба с мыслью, что мы исчезнем... 
Я упорно пытаюсь остановить это убегающее время. 
Наверно это полнейшее безумие." 

© Robert Doisneau


 
Робер Дуано (Robert Doisneau, 1912 - 1994) - французский фотограф, мастер гуманистической французской
фотографии. За свою долгую жизнь Робер Дуано так и не вписался ни в один из стилей, не создал никакой
творческой школы. Дуано сближался с сюрреалистами, авангардистами, пробовал себя даже в пикториализме.
Он родился в 1912 году в пригороде Парижа. В тринадцать лет, окончив школу, поступил в художественно-
ремесленное училище, где сделал самые первые шаги в изобразительном искусстве. В 1929 году Дуано
заинтересовался фотографией, а с 1934-го занялся ею профессионально, работая для «Рено» до увольнения в
1939 году. С этого момента он решил стать независимым фотографом, но его призвали во французскую армию,
где он прослужил один год. Затем, до конца войны, он сотрудничал с Движением сопротивления.
Одновременно, чтобы зарабатывать хоть немного денег, он занимался изготовлением почтовых открыток. В
1949 году Дуано подписал контракт с журналом Vogue, а в 1952 году начал карьеру независимого фотографа.
После Второй мировой войны, наряду с Эдуаром Буба и Вилли Рони, стал ведущим мастером французской
гуманистической фотографии. Умер Дуано в Париже, 1 апреля 1994 года.

1 (553x699, 74Kb)

Collapse )