la_vie_de_lune (la_vie_de_lune) wrote,
la_vie_de_lune
la_vie_de_lune









* * *
Но чем прикроем наготу
души, от тела отлучённой?
...Зима прошла через черту,
и время ниткою кручёной

пошло разматываться вспять.
Тепло, морозы... Всё не просто:
задул ночник, и вот опять
непрочной кожицей коросты

обмётан снег, шершав и сер.
Не день — стекло в промытой раме
стоит столпом студёных сфер,
качаньем света в узком храме.

Глазурь дорог с утра синей,
и шаг коня неодинаков
меж низких выбоин саней,
меж рытвин с оттисками траков.

И посвист полоза, и жесть,
и блеск оглаженного среза...
И нет души, а только есть
слиянье древа и железа.

Хвала глазам моим: они,
найдя лицо земного счастья,
глядят в растворенные дни
упорным взором сопричастья.






* * *
Кто со счастьем моим косоглазым —
да, с тобой! — разговоры ведёт,
соблазняет бесстыдным соблазном
и на талию пальцы кладёт?
Кто вернулся, а я в невозврате?
Кто глядит на твои каблуки
и на мною подаренном платье
оставляет рисунок руки?
Отойди — что стоишь, разомлела?
Отшатнись на четыре версты!
Я тебя в каждом выгибе тела
разгляжу из моей темноты.
И поляжет вповал Тропарёво,
побежит, зажимая виски:
не от крика — от бычьего рёва
оскорблённой тобою тоски!
Отойди, а не то будет хуже!
И не смей подходить ни к кому.
...Если я тебе больше не нужен,
то зачем я себе самому?



АПРЕЛЬ
И вот над стынью карантинной,
над хрустом выдавленных луж,
над лозняком,
над паутиной
пролесков с воплями кликуш,
над омертвелою соломой
дорог блистающих
и над
землёй, бинтами переломов
едва прикрытой невпопад,
встаёт апрель —
и хлещут вены
синюшных рек в лицо моё.
Осипшим голосом измены
вопит забытое жильё.
И в солнца яростном разлёте,
сквозь гул отверзшихся путей,
глядит, грозясь, в крови и поте,
в тоске по людям
и работе,
угрюмый лик моих страстей.
...



ДРУЗЬЯМ
В Коломне дождь, околица темна.
Лишь над холмами слабо развиднялось...
И мы ещё не знаем имена
своих детей — судьба не начиналась.
Ещё нам всем такая горстка лет!
И мы друг в друга камень не бросали.
Ещё не компостирован билет,
в который нас ошибочно вписали.
А жизнь глядит от ближнего холма
и всё про нас уже, наверно, знает:
кто овдовеет, кто сойдёт с ума,
кто будет пить и нынче начинает.
Как хорошо не знать своей судьбы!
Ещё мы всем на этом свете любы.
Мелькает солнце в кольях городьбы,
и небеса метерчаты и грубы.
Всё с нами будет. Будет, но потом —
ведь мы ещё друг друга не встречали.
И только воздух пьём горячим ртом —
как при рожденье. Как совсем в начале.




© Геннадий Русаков


Tags: стихи, такая маленькая жизнь, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments