March 23rd, 2013

Я иду










Я иду вдоль тихой улицы, думаю – ну это надо же:
косяки мои и глупости доставляли радость каждому.
Я-то мучилась, как дурочка, да тупила, будто валенок.
Я-то жизнью не научена, у меня в ней всё неправильно.

Вот случись чего обидное, даже в небольшом количестве -
я ведь девушка ранимая, и вполне себе приличная –
загорюю, закручинюся, побегу проспектом Ленина,
и поставлю двойку с минусом я себе за поведение.

Да измучаюсь вся совестью, изойду на выражения…
мир помешан на условностях, мир помешан, к сожалению…
сколько сил уже потрачено – не доплыть никак до берега…
В общем, если накосячила – то убейте меня веником.





© Copyright: Мария Махова



Collapse )

Присоединяюсь...




Остап снял свою капитанскую фуражку и сказал:
Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший слепой, самозванец и гусекрад. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Михаил Самуэлевич не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Все!